test

Кредитная история закручивается

 

"FinMaidan", 12.06.2014

 

Банки пошли на уступки заемщикам и прописали в готовящемся законопроекте о реструктуризации ипотечных кредитов возможность полностью погасить кредит, вернув банку залоговую квартиру. Никаких льготных курсов конвертации и сохранения процентной ставки кредитные организации не обещают – в этом они заручились поддержкой Международного валютного фонда и Всемирного банка. Эти структуры пригрозили заморозить кредитование Украины, если власть допустит принятие закона, который обернется убытками для банков.

Первый подход к кредиту
Вступление в силу моратория на отчуждение ипотечных залогов валютных заемщиков запустило двухнедельный срок на подготовку законопроекта об изменении условий обслуживания таких займов. Изначально речь шла об обязательной конвертации всех ипотечных кредитов из иностранной валюты в национальную. Однако депутаты в итоге прописали в законе неконкретное требование: решить «вопросы особенностей погашения основной суммы задолженности, выраженной в иностранной валюте». Таким образом были созданы формальные возможности для поиска компромисса между банкирами и заемщиками.

Закон о моратории, действующий с 7 июня, обязал Кабмин вместе с НБУ подать в парламент компромиссный законопроект до 21 июня, но технически эта инициатива может быть внесена и депутатами, например, на замену зарегистрированного в мае проекта Николая Рудьковского (№ 4895) или Михаила Опанащенко (№ 4895-1). В распоряжении FinMaidan оказалась последняя версия законопроекта «О реструктуризации кредитных обязательств из иностранной валюты в национальную валюту Украины – гривну», подготовленного Независимой ассоциацией банков Украины (НАБУ) и частично согласованного с парламентским комитетом по вопросам финансов и банковской деятельности.

Как сообщал FinMaidan, банки категорически не согласны с предложением конвертировать кредиты по льготному курсу и льготной процентной ставке, несмотря на то, что еще в конце апреля – начале мая такую позицию проблемных заемщиков поддерживал регулятор. Банки готовы были конвертировать кредиты «по официальному курсу НБУ на день реструктуризации» – сейчас 11,63 грн/$, установить на два года ставку не выше 17% и списать пени и штрафы.

В правильном направлении
В доработанной версии законопроекта банки снизили максимальную ставку по кредитам до 15% и расширили круг заемщиков, на которых будет распространяться закон. Реструктуризации подлежат кредиты (до 2 млн грн), полученные под залог недвижимости, которая может быть единственным жильем не только самого заемщика, но и его семьи.

Банкиры напоминают, что сейчас у них действуют похожие программы реструктуризации. «Для банков данный вариант более приемлем, чем предложенные ранее, – отмечает начальник управления кредитных продуктов Укрсоцбанка Марина Ревуцкая. – Мы, как банк, считаем, что данный вопрос не должен перекладываться только на плечи клиента и банка, он должен решаться путем трехсторонней вовлеченности».

Предложено решение вопроса и тех заемщиков, кредиты которых банки продали факторинговым компаниям. Закон в полной мере будет применяться и к этой категории должников, например, в части списания штрафов за неплатежи. Впрочем, если клиентам банков хотят простить пени и штрафы за период с 1 января 2014 года до момента реструктуризации кредита, то клиентам факторинговых компаний – за весь период с момента передачи долга.

По оценке учредителя факторинговой компании «Центр факторинговых услуг» Павла Ружицкого, четвертую часть проблемной задолженности банки продали факторинговым компаниям. «Условия перевода валютных кредитов в гривну для факторинговых компаний будут значительно жестче, чем для банков», – говорит он. Для них не будет ограничений по сумме реструктуризируемого кредита, а процентная ставка должна будет сохраниться, но остаться на уровне не более 15%.

Вернуть все
Вторым бонусом для физлиц станет упрощенный механизм прекращения «кредитного рабства». Если после реструктуризации заемщик в течение трех месяцев не будет платить по кредиту, он сможет обратиться в банк с предложением забрать жилье в счет погашения долга. «Банк (другое учреждение) должен принять предмет залога (ипотеки) в свою собственность в 30-дневный срок», – говорится в проекте закона.

Банкиры видят в этом выход из сложившейся тяжелой ситуации. «Это даст возможность снять напряжение и не разрушить банковскую систему, которая и так много потеряла из-за девальвации, неплатежеспособности контрагентов, аннексии Крыма. По-другому вопрос ставить нельзя, иначе система рухнет, – рассказывает глава совета НАБУ Роман Шпек. – Мы хотим работать с людьми, которые остаются нашими потенциальными клиентами, помочь тем, у кого это жилье является единственным».

Стоимость оценки недвижимости должна будет составить до 300 грн, услуг нотариуса – 500 грн. При этом если окажется, что рыночная стоимость возвращаемой ипотеки меньше размера долга, банки и факторинговые компании должны будут списать возникшую безнадежную задолженность. Но это не приведет к росту налоговой нагрузки на население. «Суммы задолженности, штрафных санкций, которые подлежат списанию (прощению) банками, другими учреждениями, освобождаются от обложения налогом на доходы физических лиц», – говорится в проекте.

За ними кредитор
При этом банкиры заинтересованы в том, чтобы как можно сильнее минимизировать потенциальный убыток от реструктуризации займов. В этом они получили поддержку МВФ и Всемирного банка, которые еще 26 мая попросили Минфин и НБУ содействовать тому, чтобы парламент не принял закон о конвертации кредитов ни по курсу 8 грн/$, ни по курсу 5,05 грн/$.

«Принятие этого закона может поставить под угрозу шансы на завершение первого пересмотра (после которого МВФ выделит второй транш кредита. – Ред.) и подготовку первого займа на политику развития финансового сектора Всемирного банка», – говорится в их совместном письме. Минюст также встал на сторону банкиров. Письмом от 4 июня министерство уведомило парламентский комитет по вопросам финансов и банковской деятельности о том, что предложенная депутатами «система пересчета валюты кредита может привести к значительным убыткам банков, сформирует дополнительное давление на их капитал, что создаст угрозы нарушения интересов вкладчиков, имеющих валютные депозиты».

Борьба до конца
Заемщики, начавшие свой «кредитный майдан», не готовы идти на уступки банкирам. «Мы будем добиваться конвертации валютных кредитов по курсу, который действовал на момент заключения кредитного договора, с сохранением процентной ставки. На словах банки понимают нас и готовы идти навстречу. Но потом появляются такие законопроекты. Это нонсенс», – считает участница инициативной группы Ярослава Авраменко.

Павел Ружицкий, участвовавший в заседании парламентского комитета 11 июня, говорит, что инициативная группа валютных заемщиков обвиняет банки в том, что они зарабатывают 100% доходности, создают для них «рабские условия», отбирают и продают недвижимость за бесценок, «доводят людей до отчаяния». «Многие нормы этого законопроекта не были адекватно оценены, 99% времени шла дискуссия о том, что переводить долги в гривну по текущему валютному курсу – аморально, и курс нужен льготный», – поясняет он. Но поскольку у государства нет денег даже на частичную компенсацию роста курса, в законопроекте сделана ставка на безналоговое списание части долга и сохранение ежемесячных платежей по кредиту в гривне на уровне конца 2013 года.

Пострадавшие от девальвации заемщики делают акцент на том, что они не могут платить по кредитам, хотя и жилье отдавать банку не готовы. «В сегодняшних реалиях, когда вопрос упирается не в сумму месячного платежа, а в отсутствие условий зарабатывания денег (безработица и замораживание предпринимательской деятельности), такой вариант не изменит общую ситуацию, – говорит заемщик Александр Романенко. – По поводу залогового имущества отвечу вопросом на вопрос: «Вы бы отдали свою единственную квартиру, если бы на протяжении шести лет выплатили ее двойную стоимость?» Думаю, нет». Поэтому он безапелляционен: «Я и все мои товарищи по несчастью будем стоять на своем до конца – закон № 4895».

Ярослава Авраменко уверена, что если в реструктуризации будет принимать участие НБУ, то риски и убытки банков будут минимальны. «По сути, банки недополучат часть прибыли, но риски будут поделены между тремя сторонами», – заметила Ярослава Авраменко, упомянув о механизме конвертации, основанном на выпуске госбумаг. «Надеюсь, этот вариант устроит и нас, и банки», – сказала она.

В ходе обсуждения глава комитета НАБУ по вопросам денежно-кредитной политики и валютного регулирования Сергей Маноха предложил парламентскому комитету изучить следующий механизм: в случае перевода долгов по льготному курсу банки получают от НБУ рефинансирование на сумму своих убытков, за которое покупают ценные бумаги Минфина со сроком погашения, сопоставимым со сроком ипотеки, и с доходностью, идентичной стоимости рефинансирования. «Большинству понравилась эта идея, но без одобрения МВФ и Всемирного банка эта процедура невозможна», – пояснил Павел Ружицкий.

Вячеслав СадовничийВиктория РуденкоЕлена Губарь

 

  Повернутися